Мария Виноградова

После премьеры "Ромео и Джульетты" я просто сидела на кухне и смотрела в одну точку целый час»

- Что Вас увлекает и вдохновляет за пределами профессии?

- Не так давно я стала мамой и теперь практически все свободное от работы время посвящаю дочери, но, конечно, оставляю немного и для себя. Стараюсь выбираться на интересные культурные события или просто сходить с мужем в кино. Для артиста очень важно вдохновение, без него невозможно работать.

- В июле в Михайловском театре Санкт-Петербурга состоится спектакль «Жизель», где Вы танцуете заглавную партию, а партию графа Альберта исполнит Ваш муж Иван Васильев. Это не первый Ваш выход на сцену петербургского театра, и в продолжение неутихающих споров о разнице хореографических школ Москвы и Петербурга, чувствуете ли вы разницу и публики двух столиц?

- Я очень люблю Михайловский театр за его особенную атмосферу, некоторую камерность не только за кулисами, но и в зрительном зале. Мне кажется, что в каждом театре своя публика, свои зрители. Спор про разницу школ будет вестись всегда, но я считаю, что все мы артисты одной неповторимой русской балетной школы.

- Что происходит на сцене после окончания спектакля и закрытия занавеса? И как Вы проводите вечер после выступления?

- После окончания спектакля на сцену всегда приходит руководитель балетной труппы и педагоги, которые смотрели спектакль. Мы обсуждаем, как прошло выступление, что получилось хорошо, а над чем нужно еще поработать. А вечер после спектакля проходит по-разному: все зависит от настроения, от того, каким был спектакль и оттого, что предстоит на следующий рабочий день. Иногда после спектакля ощущается необычайный прилив сил, какой-то сумасшедший адреналин, кажется, что я готова станцевать ещё раз. Порой это состояние держится всю ночь, и заснуть практически невозможно. Подчас  происходит полное опустошение, последний раз так у меня было после премьеры "Ромео и Джульетты". Я просто сидела на кухне и смотрела в одну точку целый час, не хотелось ни есть, ни разговаривать.

- Для Вас гастроли это только работа или успеваете «побыть туристом» между репетициями и спектаклями? Какой город смог Вас неожиданно удивить?

- К сожалению, гастроли для меня - это только работа. Очень редко бывает, когда я успеваю посмотреть что-то, кроме театра, в котором мы выступаем. Хотя недавно, в Риме, после гала-концерта организаторы устроили нам ночную обзорную экскурсию по городу - было очень красиво. Я получила столько положительных эмоций! 

- По аналогии с Мариинским театром, который называют «Домом Петипа», Большой театр можно назвать «домом Григоровича». В балетах Юрия Николаевича Вы танцуете лирических героинь: Анастасию в «Иване Грозном», Фригию в «Спартаке», Ширин в «Легенде о любви». Как Вы относитесь к понятию «амплуа» в балете? Нужно ли танцовщикам стремиться выходить за его рамки? И правда ли что после спектаклей Григоровича танцовщикам требуется время для "перенастройки" тела к исполнению классических партий? 

- Конечно, понятие амплуа очень важно в балете, но сейчас оно становится очень размытым. Балерина может блестяще исполнять и романтическую Жизель, и бравурную Китри. Партии, которые я исполняю, в основном лирические, но признаюсь честно,  мне всегда хотелось попробовать бы себя в совершенно противоположных ролях. Надеюсь, эта возможность мне когда-нибудь представится. А что касается балетов Юрия Николаевича – они  и есть классика,  невероятно сложные как технически, так и эмоционально, и нужно быть в идеальной форме, чтобы их исполнять. Своё тело мы "перестраиваем" скорее на современный репертуар.